АНЖЕЛИКА МАЙСТЕР: ДАРИТЕ ДЕТЯМ ОБЩЕНИЕ

«Единственная известная мне роскошь –

это роскошь человеческого общения».

Антуан де Сент Экзюпери

 

Почему детям, воспитывающимся без родителей, важнее дарить не материальные блага, а своё время и опыт, как изменились современные подходы к работе с детьми, воспитывающимися без родителей, и кто такой наставник общероссийского уровня, мы узнали, встретившись на завтраке с региональным министром социальной политики.

img_9704_!!!!!!!

The Local: Вы начали работать сразу после окончания института?

Анжелика Майстер: Я даже момент выхода на работу прекрасно помню, потому что он совпал с путчем ГКЧП. Я только закончила университет, и как раз в середине августа 1991 года мне надо было выходить на работу. Меня распределили в 3-й интернат для детей-сирот, который раньше был на улице Желябова. И как раз тогда все эти события в стране и произошли. Так что начало моей трудовой биографии мне врезалось в память. Когда я начала работать в интернате­, мне был 21 год. И, конечно, я в жизни впервые столкнулась с такими детьми. Мне сразу дали классное руководство над 11-м классом. Мои первые выпускники оказались всего на 4 года меня младше. У нас сложились очень доверительные отношения. Я вспоминаю их с большой теплотой.

TL: Метод Макаренко приходилось применять?

АМ: Это была колоссальная педагогическая практика и колоссальный опыт. Я помню, что первые два месяца мы просто учились сидеть за партой, поднимать руку, не вскакивать, не делать то, что хочется, не ругаться матом. Именно интернат – это была школа настоящей жизни. На самом деле, мне до сих пор кажется, что ребята мои были очень хорошие, человечные, покладистые. Они меня многому научили. Конечно, жизнь у них была очень сложная, они повзрослели в 90-е годы – очень сложный период для всей системы интернатов. Сейчас в ней всё по-другому.

У нас сейчас даже интернатов нет как таковых. Только в тех случаях, когда нужна специальная образовательная программа. Ребята живут разновозрастными «семьями», в комнатах по два-три человека, у каждого свой шкаф для личных вещей. У каждой «семьи» своя кухня, где они могут собраться, попить чаю, приготовить что-то под руководством воспитателя. Каждый может сам выбрать себе одежду вместе с воспитателем. Модные тенденции наши дети знают. И это хорошо. Ведь они живут в обществе и не должны быть какими-то иными. И зачастую отличить ребенка из Центра от ребенка домашнего практически невозможно.

TL: Кстати, всё чаще слышим мысль о том, что подарки детям, живущим без опеки родителей, не так уж и нужны. А чем их порадовать можно?

АМ: Я тоже много видела мнений о том, нужны ли детям из детских домов подарки, или они их портят, приучают к иждивенчеству. Истина, на мой взгляд, лежит где-то посреди между полярными мнениями. Конеч­но, это дети, и все дети любят подарки. Но самое главное, в чём нуждаются наши ребята, – это общение. У них много поездок, экскурсий, но именно общение с человеком, которому ребёнок был бы интересен, – вот с этим не всё так хорошо. Поэтому, думаю, дарить нужно как раз общение – то, на что мы не всегда щедры.

Сегодня все дети без опеки родителей,

даже если не воспитываются в замещающих

семьях, ходят в обычные школы,

общаются с обычными детьми.

Причём и в государственных учреждениях

(Центрах помощи детям, оставшимся без попечения родителей)

закон требует создания условий

семейного проживания.

 

М®≠®бва ® К†вп 4TL: В книге Стивена Кови «7 навыков высокоэффективных семей» приводится исследование, что среднестатистический ребёнок в Америке в среднем 7 часов в день смотрит телевизор. И лишь 5 минут в день в среднем он общается с отцом. И, как правило­, в это время он либо ест, либо смотрит телевизор. Думаю, в России эта цифра не сильно отличается. Только в современном мире к телевизору ещё прибавились гаджеты.

АМ: Да, вы правы. В Калининградской области как раз недавно стартовал проект «Наставники: не рядом, а вместе!» Программа наставничества – это общероссийская история. Она имеет ярко выраженную проф­ориентационную задачу – помочь­ детям, живущим без родителей, определиться с выбором профессии, объяснить им, что же такое взрослая жизнь. Подопечные учреждений в основном общаются с воспитателями, а вот личного общения ещё с кем-то им не хватает. Им нужно просто поговорить со взрослым человеком из внешней среды, который выслушает, выскажет свое мнение, подскажет.

TL: А где взять на всё это силы? Моральные и физические. При вашей занятости как находите время ещё на кого-то, кроме семьи?

АМ: Когда нет желания, то и отговорки о нехватке времени всегда найдутся. У меня в семье все мужчины, даже собака. Может, мне как раз такого женского общения и не хватает. Недавно мы с Катюшей пили кофе в кафе, разговаривали, старались узнать друг друга получше, я не заметила, как пролетело время. У Кати есть старшие сёстры, но она с ними видится редко, видимо, и ей не хватает такого женского общения. А мне хочется передать ей что-то женское, то, что на сегодняшний день моим мальчикам от меня уже не нужно. Сейчас у них более объёмное общение с отцом. А мы с ней три часа сидели, говорили на разные темы. Кате 16 лет. И сейчас 16 лет моему младшему сыну. Я примерно понимаю, какие проблемы могут быть в этом возрасте.

TL: Вы и сами хэдлайнер проекта «Наставники».

АМ: Да, моя подопечная – Катюша из Центра помощи детям «Надежда». Она сама, кстати, меня выбрала. И для меня это возможность стать каким-то значимым человеком для Кати. Она заканчивает 9-й класс, думает о том, кем быть. Она хочет стать ветеринаром, любит животных. И очень серьёзно относится к этому выбору. После 9-го класса Катя собирается пойти учиться в техникум, и если сохранит верность своему выбору, то мы договорились, что она продолжит образование, поступит в институт. Конечно, я буду её всячески поддерживать в этом. Например, в ближайшее время поедем смотреть, в чём же заключается работа ветеринара. На мой взгляд, наставник не может оставаться наставником только в рамках проекта. Мне кажется, мы должны попробовать научить подопечных стать успешными.

TL: Как близкие воспринимают то, что работа для вас больше, чем работа?

АМ: Они обычно терпеливо ждут. Я человек достаточно чуткий, чтобы заметить лёгкое недовольство даже без слов. Если когда-то задерживаюсь на работе, на следующий день стараюсь реабилитироваться – приготовить что-то особенно вкусное. Мы очень любим проводить время вместе, стараемся трепетно относиться к родным. У нас очень большая семья, уже из четырёх поколений состоящая, все родственники общаются.

TL: Вы с супругом Михаилом Майстером уже около 30 лет знакомы. Впору писать книгу о том, как прожить всю жизнь в крепком браке.

АМ: Наверное, главное – это уметь слушать и слышать. И воспринимать человека таким, какой он есть, не пытаясь его переделать под свои собственные интересы и представления. Семейная жизнь – это очень большая работа. У нас в семье принято проговаривать и хорошее, и плохое. Это наш рецепт семейной жизни. Может, у других по-другому. Так и по отношению­ к детям мы поступаем – стараемся слышать своих детей.

TL: Ваш муж – успешный бизнесмен, лидер отраслевой Ассоциации мебельщиков. И вот супруга, которая всегда была учителем, вдруг становится руководителем высокого уровня, занимает должность министра. Это как-то повлияло на отношения в семье?

АМ: Ну, во-первых, решение о том, чтобы мне пойти на госслужбу, принимали вместе с мужем. На нём тоже лежит ответственность за это, и он её понимает. А во-вторых, я руководитель на работе, а дома – жена и мама. И в моей картине мира все-таки главенствующая роль всегда принадлежит мужчине. Иногда я даже пытаюсь этим пользоваться. Я знаю, что все проблемы решит мой муж. Он может посоветоваться, но решать будет сам. 

AD0V4793TL: Судя по вашим личным страницам в соцсетях, в вашей жизни очень много спорта.

АМ: Я преданная поклонница легкой атлетики. У меня за плечами КМС, « кандидат в мастера спорта». Бегала длинный спринт 200 и 400 метров. Сейчас тоже бегаю, обычно по 10 км. Или на Верхнем озере, или вокруг Хлебного. Вместе с собакой бегаем. Получаем от этого колоссальное удовольствие, это позволяет наслаждаться жизнью. Вот ты бежишь, солнце встало, ты радуешься первым лучам. Или дождик моросит, и дождику тоже радуешься. И если сильный дождь льёт, ты хлюпаешь кроссовками и понимаешь, что в этом и есть всё проявление полноты жизни. В последние годы я освоила волейбол. Мне очень нравятся командные виды спорта. Потому что в команде ты можешь внести свой вклад в общее дело. Люблю большой теннис.