Денис Маркелов: Вес как отражение качества жизни

Достижения бывают разными – карьерными, научными, личностными. А к какой области достижений можно отнести похудение? Казалось бы, ну что такого, – ограничил себя на пару месяцев в мучном и сладком – и вот ты уже красавчик. Но как бы легко это ни звучало, каждый, кто хоть раз в жизни сидел на диете, понимает, какая внутренняя ломка тебя преследует каждую минуту. Сегодня наш гость – Денис Маркелов, человек, сам похудевший на 100 килограммов и теперь помогающий сделать это другим.

4R5A4427 cmyk

The Local: Денис, как все начиналось?

Денис Маркелов: Это был путь интересный и долгий. Мой вес в 90-х годах был под 200 кг. Единст­венные весы, которые меня выдерживали, – это весы для картошки на рынке. И они показывали 197 килограммов. Я месяцами сидел дома, был таким истинным айтишником – длинные волосы, борода и зашкаливающий вес. Тогда IT-сфера денег не приносила, и приходилось зарабатывать чем придется. Люди от меня разбегались, девочки опасались, – в общем, жизнь была ужасной и очень ограниченной. В конце 90-х не было вообще никакой информации о том, что такое здоровый образ жизни, как правильно худеть.
В 2003 году я начал процесс, а через год уже весил меньше 100 кило­граммов.

MINOLTA DIGITAL CAMERA

TL: За год сбросить 100 кг – впечатляет. А откуда у вас взялись эти несколько десятков лишних килограммов?

ДМ: Лишний вес приходит очень легко – плохая еда, макароны с маслом, жареный хлеб – самое дешевое, что можно было купить из продуктов. В Санкт-Петербурге, где я родился и жил в 90-е годы, не было ни работы, ни огородов. В тот период мне попалась на глаза статья, что лишний вес прямо пропорционален занимаемой должности человека. Было исследование, что если компания негосударственная, то в ней очень мало полных людей у руля. В западных компаниях раньше существовал даже такой стандарт. Правда, негласный. Зато сейчас у них волна бодипозитива. Но это вряд ли когда-нибудь станет модным.

TL: И с чего вы начали свой «путь джедая»?

ДМ: Сначала это были только сырые фрукты и овощи, плюс гречка – единственная крупа, которую можно есть сырой, если размочить. Первые 30 кг у меня «слетели» буквально за месяц, потому что мой вес не был физиологичным. Но потом стрелки на весах замерли аж на полгода. Сырая еда была уже ненавистна. И в итоге я пришел к тому, что голод – это путь в никуда. Начал дальше искать методы. А когда женился и переехал в Калининград, где жила семья жены, вес вновь отскочил на 30 кг в сторону увеличения. И тогда-то я понял, что похудение – это всегда дорога в один конец. Бывших похудевших не бывает. Ситуацию постоянно нужно держать под контролем­­­.

WhatsApp Image 2018-12-16 at 12.05.26 (1)

TL: Люди всегда мечтают о волшебстве, которое позволит им лечь спать полненькими, а проснуться стройными…

ДМ: Всё, что я вижу в системах питания, которые пытаются придумать, это либо спорт 60-х годов, либо Аткинс. Никто не создал ничего нового. Никаких прорывов нет и не предвидится. Волшебных таблеток не будет. Вернее, они существуют и относятся к амфетаминам с колоссальной­­­ побочкой. И беда амфетаминов в том, что пока их пьешь – все работает, как только перестал – тут же все возвращается обратно. Я знаю случаи, когда человек до инсульта допился этих таблеток. Это путь в никуда­­­.

TL: Возможно ли похудение без спорта?

ДМ: Все зависит от возраста. Вокруг спорта много мифов. После 25 лет спорт вообще не влияет на похудение. После­­­ этого рубежа в организме меняется все. Если вы думаете, что можно заниматься в зале и вес упадет, значит, вам до 25. К 30 годам эта уверенность тает. А когда рождаются дети, вообще меняется гормональный фон. К  40 годам как раз начинается период, когда ты просто нюхаешь еду – и живот растет. У меня есть тренерское образование. Я его получал для того, чтобы профессионально заниматься этими вопросами. Безусловно, спортивное питание подходит для молодых спортсменов, а для обычного человека оно не работает. На самом деле это маркетинг фитнес-сетей. На Западе от этого постепенно отказываются. Люди понимают, что, не изменив питание, только спортом ты ничего не сделаешь. Когда начинаешь ходить в зал, тренер сразу сажает тебя на диету. А диету никто не будет соблюдать всю жизнь.

markelov3

TL: Какие распространенные мнения о питании на самом деле не являются правдивыми?

ДМ: Например, миф о том, что воду нужно пить литрами. Объем выпиваемой в день воды – это очень индивидуальная вещь, и в первую очередь нужно прислушиваться к своим ощущениям и самочувствию. В Америке была ситуация, когда родственники одной женщины подали в суд на ее диетолога, который прописал ей выпивать в день 4 литра воды. Выпив такое количество воды за раз, женщина умерла. То же самое касается и соли. Не есть соль совсем невозможно.

Соль – это важный нейромедиатор, который употребляет человечество на протяжении всей своей истории. Отказ от соли ни на что не влияет в метаболическом процессе, вы не начнете худеть быстрее, это миф. Но всю жизнь есть пресную пищу невозможно. Разве что по строгим медицинским показаниям.

Еще один распространенный миф о том, что нельзя жарить. Количество канцерогенов в хлебе во много раз выше, чем в куске жареного мяса. Единственное, что не стоит жарить – это крахмал. Например­­­, картошку. Или еще одно заблуждение – мясо, овощи и масло по отдельности есть можно, а пожарить их вместе нельзя. Как правило, это уловка, чтобы сказать – ты не похудел, потому что ты жаришь.

TL: Вы акцентируете внимание на том, что спорт при похудении не важен. И, тем не менее, сами регулярно занимаетесь в зале.

ДМ: Когда я похудел, то понял, что нужна новая цель. Многие люди ломаются на том, что они сбросили вес – а что дальше? Никто тебя на руках не носит, дифи­рамбы не поет – и мотивация пропадает. Поэтому нужно всегда искать «морковку», чтобы поддерживать форму. Я нашел ее в спорте. И стремлюсь к тому, чтобы получить мастера спорта по бодибилдингу.

TL: Вы в основном работаете через Инстаграм. Там самый большой поток целевой аудитории?

ДМ: Я работал в Инстаграме, параллельно вел несколько проектов по своей первой специальности, в сфере IT. Изначально я не ставил цели зарабатывать в соцсети. У меня было около 40 тысяч подписчиков, и все шло довольно ровно. Но в 2014-2015 годах что-то произошло. Люди стали идти огромным потоком. Сейчас у меня блог лично-публичный. Я очень долго хотел, чтобы это был блог нормального человека, а не «правильного» блогера.

TL: Это правда, что вы помо­гали прийти в форму Филиппу­­­ Киркорову?

ДМ: Мы переписывались в Инстаграме, и в принципе я не был уверен, что это общается­­­ именно он. Но когда я с семьей приехал на отдых в Турцию, Филипп пригласил на свой концерт и мы встретились лично. Оказалось, что это и правда он. Началось все с того, что он спросил меня про Колу, большой любитель оказался. По большому счету, я не могу много об этом рассказывать, так как это затрагивает интересы людей, а такую информацию можно давать только с их согласия.

TL: Насколько индивидуален твой подход к каждому? Довольно часто бывает так, что интернет-консультанты сводят все к тому, что рассылают программы под копирку и собирают деньги.

ДМ: Я за человека больше переживаю, чем он сам. Потому что знаю, что за собой несет похудение. Мне часто в отзывах пишут: спасибо, у меня жизнь поменялась. И я лично знаю, что так и есть. Вес – это отражение твоей жизни. Ты можешь купить себе другую машину или квартиру. Но когда ты сбрасываешь деся­ток килограммов и видишь это в зеркале – у тебя меняется отношение к себе.

TL: Какая у тебя мечта?

ДМ: Все, о чем я мечтал несколько лет назад, – о простых общечеловеческих радостях, о семье, доме, профессиональной состоятельности, – я этого достиг. Пожалуй, глобальная цель у меня сейчас, – продвинуться на Запад. И написать книгу, чтобы она была доступна людям.