ГДЕ ЭТА УЛИЦА, ГДЕ ЭТОТ ДОМ

Чтобы из Калининграда XXI века переместиться в Кёнигсберг века XIX, иногда достаточно сделать просто пару шагов. Например, пройтись по улице Красной и заглянуть в музей «Altes Haus».

 Villenkolonie Amalienau Königsberg i. Pr _Амалиенау Hufen Allee, Busolt str, Hammerweg и Lasker Alee, слева вверху видна Schrotter str. Снято с Кирхи Луизы

«Золотая миля» Калининграда – это проспект Мира и прилегающие к нему улицы и кварталы, довоенный Хуфен. Образ Хуфена складывался на протяжении XIX века, а импульсом к гламуризации послужила приверженность прусской королевы Луизы к этим прекрасным местам. Следы былой роскоши сохранились до наших дней. Пройдёмся, к примеру, по улице Красной – некогда улице имени Шрёттера, Schrötterstrasse. В Кёнигсберге она служила границей между Средним Хуфеном и дальним районом, за которым следовало предместье Амалиенау.

Friedrich Leopold von SchrötterФридрих-Леопольд фон Шрёттер, в честь которого­ названа улица­, родился­ в 1743 году, его младший брат Карл – пять лет спустя. Одному­ суждено было стать министром­ по делам Восточной­ и Западной Пруссии, обер-президентом Кёнигсберга, другой занял пост канцлера Прусского­ королевства­. Детство и юность братьев­ прошли­ под влиянием­ ближайшего друга­ семьи­ – кёнигсбергского философа Иммануила Канта. В семейном шрёттеровском имении Вонсдорф (ныне Курортное неподалёку от города Правдинска, 60 километров от Калининграда) известный домосед любил проводить летние дни в беседах с хозяевами. Специально для дорогого друга в башне орденского замка были выделены гостевые покои. Башня, кстати, стоит до сих пор!

Но вернёмся на Шрёттер­штрассе. Сами имперские бароны фон Шрёттеры на улице своего имени не проживали, здесь обитал народ попроще. Основ­ной тип застройки – так называемые «доходные дома». Они предназначались для поквартирной сдачи в аренду. Бывало, что владельцами недвижимости выступали коммерческие­ и благотворительные­­ организации. Интересная особенность доходных домов заключалась в том, что под одной крышей жили представители всех сословий: банкиры и сановники высокого ранга помещались в роскошных апартаментах на престижном втором этаже, скромные служащие – в мансардах, а на первом этаже располагались магазины, ателье и прочие коммерческие предприятия.

На Красной сохрани­лись булыжные мостовые, многоэтажные дома с эркерами и мансардами. Во многих подъездах остались элементы облицовки, кованые и деревянные перила, орнаменты на стенах, плитка на полу. В окнах – оригинальные рамы и шпингалеты!

На Красной сохрани­лись булыжные мостовые, многоэтажные дома с эркерами и мансардами. Во многих подъездах остались элементы облицовки, кованые и деревянные перила, орнаменты на стенах, плитка на полу. В окнах – оригинальные рамы и шпингалеты!

Заглянем в адресную книгу Кёнигсберга, скажем, начала двадцатых годов ХХ века. Кстати, нумерация­ в старом­ Кёнигсберге­ шла по подъездам, так это сохранилось и в Калинин­граде. Каким­ бы длинным ни был дом, у каждого подъезда будет­ свой номер­!

Книга услужливо сообщает нам, что по адресу Schrötterstrasse 11 проживал некий Густав Гроссман­, коммерсант по торговой части, купец. Свой небольшой продуктовый магазинчик он держал в этом же доме. А что, удобно: работа и семейный очаг дверь в дверь!

Сохранилась интерес­ная особенность: на улице Красной – разные по ширине тротуары. Дело в том, что сначала застроили одну сторону, а когда приступили ко второй, владельцы земли решили перенести линию домов подальше от проезжей части, так вместо узкого тротуара появился широкий бульвар.

Хочется представить себя на месте типичного кёнигсбержца? Захо­дите – Красная­, 11, квартира­ 1, музей-квартира «Altes Haus»!

Хочется представить себя на месте типичного кёнигсбержца? Захо­дите – Красная­, 11, квартира­ 1, музей-квартира «Altes Haus»!