ОБЕД ZADROTA

Автор «Исповеди задрота» писал её практически с себя. Родился в 1976 году. Учился в Калининградском государственном университете. Основатель и директор вебстудии «РЕМАРКА». Ведёт популярный блог http://bablorub.blogspot.ru/ Создатель и идеолог крупной калининградской конференции Baltic Digital Days (с 2012 года).

 _G3A4173

Дмитрий Шахов: Всегда кажется, что кто-то зарабатывает больше, работая меньше. Это нормально. Просто надо присматриваться не к другим, а к себе. Не почему другой «больше», а почему ты «меньше».

The Local: Дмитрий, вы журнал-то наш читали?

ДШ: Да, конечно, листал. Мы с семьей часто ходим в «Табаско».

TL: Ваш основной бизнес – это реклама в интернете?

ДШ: Сегодня это очень широкое дерево услуг. Мы много чем занимаемся. Это и поисковое продвижение в органике, и контекстная реклама, и работа с репутацией, скрытый маркетинг. И так далее.

TL: Вы в рекламу давно пришли?

ДШ: Я из неё не уходил. После­ университета работал в компании «Балтий­ские деловые сети». Потом­ они переназвались­ в «Ардис­», я проработал у них с 2002 по 2004 год, а потом ушёл в свой бизнес. Сначала занимался полиграфией­.

_G3A4236TL: А как вы продвигаете сами себя?

ДШ: Постоянно ищем новые направления. Например, сейчас активно развиваем event-маркетинг. У нас есть конференция для специалистов, есть конференции для бизнеса, сейчас мы собираемся ещё одну конференцию делать в Москве, тоже для бизнеса. Это помогает нам находиться в публичном поле, что называется, «на расстоянии вытянутой руки». Чтобы, когда у клиентов сформируется потребность, они шли именно к нам.

Когда в 90-е годы в России формировался бизнес, было очень много «горячего спроса». Предложений было так мало, что палку в землю воткни – и у тебя начнёт цвести дерево. Но чем дальше, тем более цивилизованным становится бизнес. Сегодня, например, есть ниши, в которые невозможно просто зайти и взять горячие заявки. Они обойдутся очень дорого. Например, рынок бронирования гостиниц.

В 2008 году мы с женой открыли турфирму, в этом году я её закрыл. Потому что booking.com платит за получение заказа примерно 3 500 рублей при среднем заработке с заказа в 500-700 рублей. «Букинг» играет «в долгую», его затраты на рекламу отбиваются только с пятой-седьмой брони клиента. Так они выбили всех мелких игроков с рынка, пытающихся заработать хоть немного, но с каждой заявки. В итоге 75% рынка бронирования гостиниц на сегодня в России – это booking.com.

TL: Возвращаясь к ивентам. Вы не только организуете мероприятия, но и сами участвуете в других конференциях. Сколько всего выступаете, считали?

ДШ: Сейчас меньше, а когда-то выступал 15-20 раз в год, бывало за неделю по четыре выступления. Но сегодня я предпочитаю участвовать только в самых основных мероприятиях. Либо там, где очень хорошая аудитория­.

TL: Вам удаётся совместить серьёзное содержание доклада с лёгким стилем изложения!

ДШ: Я вообще склоняюсь к мысли, что на таких мероприятиях доклад – это не самое главное. Гораздо важнее какие-то моменты, импульсы, которые способны определить дальнейшее движение компании, бизнеса, возможно, тебя лично. Доклады подталкивают к одному, общение – к другому, в результате человек, например, уволился с наёмной работы и открыл собственную компанию.

_G3A4288TL: Зачем вообще вы, Дмитрий Шахов, явный интроверт, пошли в публичное пространство?

ДШ: Это позволяет решать рабочие задачи на более высоком уровне. Во-первых, аудитория, до которой ты можешь лично и напрямую донести свои ценности. Во-вто-рых­, имя становится более известным и чаще всплывает в памяти. Если показывать в рамках этой публичности определённую экспертность, то при выборе подрядчика на интересный заказ этим исполнителем, скорее всего, будешь ты.

Дополнительно возникает ещё ряд полезностей для участников, организаторов. Формируется своего рода инфраструктура, сеть людей или компаний, которые в каком-то смысле чувствуют себя «обязанными» мне за полученные знания или за коммуникацию, которую я выстроил между ними. Я знаю, что во время наших ивентов люди заключали многомиллионные сделки, создавали выгодные альянсы. Несмотря на то, что Калинин­град – город маленький, люди могут годами не пересекаться. И встречаются только у нас на конференциях.

TL: Что больше продвигается – ваше агентство «Ремарка» или вы сами?

ДШ: Я пытаюсь сейчас выйти из этого «уклона в личное». У меня вообще есть цель: после сорока пяти лет как можно меньше присутствовать в бизнесе. Примерно так же я решил, что в тридцать пять лет завяжу с написанием программ. Прекратил в тридцать три, с тех пор больше не написал ни строчки кода, этим занимаются сотрудники. Сейчас задача та же самая­ – выйти из оперативного управления. И я к ней последовательно иду.

TL: И куда дальше?

ДШ: У меня много замыслов. Хочется попробовать себя в других областях, например, в образовательной. Длительное­ время уже есть свои курсы, хочу их расширить­.

TL: То есть не дауншифтинг, не путешествия?

ДШ: Я домосед и путешествую поневоле. Каждая поездка для меня стресс, я пошагово просчитываю весь маршрут. Мы с женой ездили в Италию, планировали три города. Туристы мы активные, должны пробежать весь город ногами. Так вот, все билеты у меня были куплены ещё до поездки. Я заранее выстроил всю логистику, точно знал, во сколько мы встаём, во сколько ложимся, когда и куда идём или едем. Но вообще мне в поездках скучно.

TL: Дома лучше?

ДШ: Мне лучше всего – быть в процессе. Когда я занимаюсь каким-то проектом, я чувствую полноценное погружение. А в поездке я вынужден думать, чем мне заняться. Зашёл в музей, дальше что? Прошёлся по магазинам – что делать вечером­?

TL: Как насчёт дайвинга или рыбалки?

ДШ: Пробовал – не цепляет. Я читать люблю. Или вот гриль. Когда мы построили дом, я два года косил лужайку. Каждую неделю. Потом мне это надоело, мы купили гриль. Жена старается не допускать­ меня на кухню, так что гриль стал для меня своего рода отдушиной. Когда готовлю, я в каком-то смысле медитирую. Я нашёл «свои» рецепты, которые могу жарить практически с закрытыми глазами. Сейчас, правда, практики меньше.

Однако, в рамках конференции «Baltic Digital Days» я традиционно приглашаю домой 30-40 человек ближайших друзей и партнёров, и сам для них готовлю. Пять-шесть часов стою у огня. В этом году, например, готовил бургеры!

TL: Год назад вы усыновили троих детей – это непросто­?

ДШ: Это непросто. Но как оказалось, таких людей, как мы, хватает.

TL: Сколько времени вы со своими детьми проводите?

ДШ: Я работаю дома, так что мы видимся постоянно. Ещё когда строили дом, мы с женой решили, что половина будет семейной, а половина – офисной. У сотрудников, конечно, отдельный вход, а у меня свой кабинет на втором этаже. Поэтому я то с семьей, то с фирмой. Жена тоже не работает, она с детьми.

TL: Значит, на логистику времени тратите мало?

ДШ: Нисколько. Я могу себе позволить попозже лечь, подольше поспать.

TL: К нам на встречу вы приехали на обычном городском автобусе – почему?

ДШ: У меня с шестнадцати лет права есть, но я ни дня не сидел за рулём. Мне некомфортно быть водителем, я не способен принимать быстрые решения, могу отвлечься, задуматься. Так что мне комфортнее быть пассажиром. Люблю ездить с опытными водителями и думать о своём. В принципе, общество ведь меняется в сторону автопилотов и кар-шеринга. У «Ауди» уже вышла новая модель с автопилотом. Думаю­, года через два люди будут читать газету или планшет, сидя за рулём­. 

TL: У вас есть опыт работы с ресторанами?

ДШ: Рестораны очень консервативно относятся к интернету. Вот даже ваша сеть к активному использованию интернета только идёт, что уж говорить о менее известных ресторанах. Я как-то выступал на одной калининградской конференции, взял для примера популярную местную ресторанную сеть и попытался найти хоть какие-то точки соприкосновения. Не нашёл ничего, кроме довольно заброшенных пабликов, которые пополняются информацией только в период акций. Это плохо. Если хотите большего – надо стараться не отрываться от трендов. Все ваши потребители давно уже в Интернете.