ВЛАДИМИР ПАНИФЁДОВ: «ДРУГАЯ АРХИТЕКТУРА» – ВЫБРАТЬ САМОЕ ЭФФЕКТИВНОЕ

Архитекторы Владимир Панифёдов и Екатерина Фурс давно работают вместе и оба являются создателями ООО «Другая архитектура» (Екатерина генеральный директор). На вопросы THE LOCAL отвечает один из участников творческого тандема, Владимир.

 5G3A7275

The Local: Расскажите нам прежде всего о вашей работе на Летнем озере!

Владимир Панифёдов: К нам в 2017 году пришёл вот этот человек (указывает на исполнительного директора ресторана «Табаско» Максима Ткачёва) и рассказал о том, что на Летнем озере планируется городской пикник. В рамках его подготовки у Максима возникла идея вовлечь как можно больше людей в обсуждение того, какой должна стать территория Летнего озера. И действительно, с годами накопился перекос общегородского масштаба, когда один из самых больших и динамично застраиваемых районов города не имеет благоустроенной рекреационной зоны. Оценив­ масштаб проблемы, мы не смогли остаться в стороне и начали обсуждение на архитектурном языке. В течение двух месяцев наш коллектив занимался разработкой архитектурно-градостроительной концепции, которую мы представили горожанам на пикнике «Табаско». Как раз год назад это было. Насколько я понял, горожанам эта идея понравилась. Позже в рамках программы «Комфортный город» администрация Калининграда устроила голосование или, скажем, народный опрос. Было даже два этапа, сначала в интернете, потом личное голосование.

_G3A3467

TL: Что теперь?

ВП: А теперь мы с главой городского комитета архитектуры и строительства Артуром Крупиным и главным архитектором Андреем Анисимовым провели ряд встреч. По результатам этих переговоров приняли решение передать городским властям нашу концепцию за символическую цену в 99 тысяч рублей. Мы официально отдали все документы, подписали договор. Задача-то состояла­ в том, чтобы появился легитимный документ, который мог бы дать исходные данные для дальнейшего проектирования. Хотя, естественно, нам хотелось бы довести объект вплоть до реализации.

TL: А есть уверенность, что концепция Летнего озера вообще будет реализована­?

ВП: Понимаете, мы ставили себе задачу максимально раскрыть потенциал территории. Это было интересно нам самим. Финан­сирование, предусмотренное на благоустройство территории­ вокруг Летнего озера, не зависит от нашего решения, да я и не знаю, почему именно 55 миллионов заявлены в бюджете.

Там по определению должна быть детская зона, зона «тихого» отдыха, зона для каких-то массовых мероприятий, место для спорта. Это реальные потребности жителей в данной части города. Боюсь, что придётся теперь выбирать, какие именно идеи получится реализовать, исходя из финансовых возможностей­.

TL: Вы – калининградец?

ВП: Нет. Я родом из Бела­руси, приехал сюда в 2002 году, окончив Белорусский Национальный Технический­ Университет. Меня пригласили поработать на проекте. Причём я приехал больше посмотреть, на несколько месяцев­. А потом объект за объектом, по нарастающей. И идея уезжать отпала сама собой.

TL: Один из ваших знаковых водных объектов – это Музей Мирового океана.

ВП: Да, мы там много чего делали: экспозицию «Корабельное воскресение» во Фридрихсбургских воротах, экспозицию «Старый порт» вместе с «Пакгаузом».

TL: Как вы нашли общий язык со Светланой Геннадьевной (Светлана Сивкова – директор музея, прим.TL)?

ВП: Правильный вопрос! Наша работа с ней началась со «Старого порта». Там горели все сроки. Мне кажется, к нашему появлению она отнеслась так: либо спасут, либо всё пропало. В таком режиме мы познакомились. Но всё получилось. Это один из самых удачных проектов на территории музея.

Там и речушка появилась с мостиком, потому что в музее был фрагмент кованого пролёта от кёниг­сбергского Зелёного моста – Грюне Брюкке. Потом так и пошло, с тех пор мы работаем­.

TL: Каким проектом вы заняты там сейчас?

ВП: Проектируем типовой павильон для всех мероприятий, это будет лёгкая сблокированная конструкция, павильоны можно будет по-разному устанавливать. Кроме того, спроектировали организацию хоздвора с использованием контейнеров, двадцати – и сорокафутовых. Должно получиться интересно­.

TL: Говоря с вами, нельзя обойти вниманием такой объект ООО «Другая архитектура», как «Шлосс-отель» в Янтарном. Насколько это было сложно, любопытно?

ВП: Это один из самых удачных с архитектурной точки зрения объектов такого типа в нашем регионе, когда мы, сохранив подлинную часть комплекса, формируем вокруг современную среду. Считаю такой подход наиболее грамотным и уместным в наиболее ответственных местах.Рисунок1

TL: Как вы, профессионалы, относитесь к тенденции последнего времени, к публичной урбанистике? К тому, что горожане активно вовлекаются в градоформирующие процессы­?

ВП: Это процесс созидательный, и чем больше людей в нём участвует, тем лучше. Главное, чтобы в основе всего было созидание, а не просто говорильня или графоманство. И чтобы был модератор, который всё держал бы в конструктивном русле. Мне как архитектору сложно работать с критикой ради критики. Но зачастую обсуждение­ общественных проектов ведётся сквозь призму личных нерешённых проблем. Однако ещё большая проблема – равнодушие к общественным инициативам­.

Верхнее озеро

Фото - http://s2.fotokto.ru/photo/full/196/1965322.jpg

Фото — http://s2.fotokto.ru/photo/full/196/1965322.jpg

TL: Какой была ваша концепция Верхнего озера?

ВП: Вскрыть рекреационный потенциал этой территории. Концепция появилась в 2006 году, мы защищали её в Министерстве регионального развития в Москве.

TL: Колесо обозрения планировалось поставить на специальную платформу, построенную рядом со стоматологической клиникой. Вы расстроены, что ваш план не был реализован?

ВП: Да. Могла бы получиться доминанта всего озера, важнейшая и узнаваемая панорама Калининграда, объект, сравнимый с лучшими городами мира – колесо обозрения на водном зеркале.

TL: В ходе реконструкции набережной (проект ООО «Другая архитектура» – прим. TL) в городе Светлом на бульваре был установлен бюст адмирала Нахимова. Это ваша идея?

ВП: Конечно, да. Мы разработали техническое задание для установки этой скульптуры. Его выполнила Людмила Ивановна Богатова­, скульптор. Мы с ней познакомились, работая в Музее­ Мирового океана – делали «Скамью Канта». Мы и к «Шлосс-отелю» её привлекали, она с мужем Олегом Сальниковым выполнила фигуры муз на крыше главного корпуса. Мы так и продолжаем работать, и везде их рекомендуем. Людмила Богатова – человек, реально и честно относящийся к работе. Таких людей мало, и мы её ценим.

Насколько в Калининграде уместен так называемый «историзм», подражание довоенной застройке?

В любом­ регионе, в любом месте есть свой исторический контекст. Надо ценить то, что мы имеем. Мы сами наносим наибольший ущерб тому, что у нас ещё осталось, тем, что вокруг подлинного, реального исторического наследия строим целый ряд объектов «а ля». Тем самым понижаем культурную ценность подлинников, и в то же время не формируем свой собственный исторический слой. 

TL: Летнее озеро, Верхнее озеро, пруд Поплавок, и это только в Калининграде, не говоря о других ваших объектах, – это водоёмы либо объекты у воды. С чем связана ваша тяга к воде?

ВП: Мы для своей работы стараемся определить наиболее ответственные зоны. А объекты благоустройства, связан­ные с водой, – это самая эффективная территория. Благоустроенность здесь даёт наибольший эффект для комфортной городской среды.

TL: Каких городских пространств, на ваш взгляд, не хватает сейчас в Калининграде­?

ВП: По степени важности я бы сначала выделил все территории с водными объектами. Это река, озёра, водоёмы, водохранилища. Любой водный объект создаёт вокруг себя зону отдыха. Не хватает благоустроенных скверов и площадей. И арт-кластеров. Например, на Правой набережной – там как раз сейчас зреет подобная инициатива в творческих умах.

 

КРЕДО

ООО «Другая архитектура» создано в феврале 2010 года в Калининграде. Учредители и руководители, Екатерина Фурс и Влади­мир Панифёдов, назы­вают себя приверженцами современной архитектуры­.

«Считаем, что каждое поколение формирует свои течения и направления, и так вносит вклад в мировую культуру» (цитата из пресс-релиза компании)